Митрополит Иларион Алфеев говорит о Патриархе Алексии Втором

Сегодня 5 декабря, и мы вспоминаем Святейшего Патриарха Алексия II – 10 лет назад его не стало. Тогда, 5 декабря 2008 года, я был епископом Венским и Австрийским, и в 10 утра по московскому времени у меня должен был состояться телефонный разговор со Святейшим по поводу его планировавшегося визита в Вену. Вместо Святейшего сняла трубку одна из монахинь, работавших в его резиденции, которая попросила меня перезвонить через полчаса. Когда я позвонил через полчаса и спросил, можно ли переговорить со Святейшим, она сказала: «Святейший умер». И заплакала.
Это был шок, потрясение. На какой-то миг мне подумалось, что это дурной сон. Ведь в течение предшествовавших дней я несколько раз обсуждал со Святейшим программу его визита.
Я впервые лично познакомился с ним в конце 1995 года – переводил с английского на русский на встрече с Эфиопским патриархом. По окончании встречи, попрощавшись с гостем, Святейший сказал мне негромко: «А Вы как-нибудь зайдите ко мне в Чистый – познакомиться». Я зашел на следующий же день. Святейший на меня внимательно посмотрел, улыбнулся и сказал: «Я много о вас слышал». Подробно расспросил о моей биографии, о служении в Литовской епархии, об учебе в Оксфорде. Он был настолько доступен и приветлив, что я, молодой иеромонах, не испытывал никакого трепета. В тот памятный первый раз Святейший беседовал со мной около полутора часов.
Наше общение стало более регулярным после того, как я был представлен ему митрополитом Кириллом (нынешним Патриархом Московским и всея Руси) в качестве кандидата на архиерейское служение. Святейший пригласил меня к себе и сказал: «У нас есть желание предложить ваше имя на рассмотрение членов Синода для избрания на архиерейское служение». Я был изумлен и молчал. Тогда он спросил с улыбкой: «Ну так что? Благодарю, приемлю и ничтоже вопреки глаголю?» Я повторил за ним эти слова.
А после заседания Синода Святейший вновь пригласил меня и стоя, торжественно объявил о состоявшемся избрании. Затем предложил сесть и сразу же начал обсуждать детали хиротонии: «Панагию и крест я вам подарю, жезл тоже. Митру вам подарит владыка Кирилл. Материал на мантию я вам подарю, но вы должны ее сами пошить. Ну, а уж облачение белое сами сшейте». И тут же набрал номер Софринских мастерских: «Завтра к вам приедет игумен Иларион, которого мы избрали на архиерейское служение. Вам надо его обмерить и в кратчайший срок сшить белое облачение». Меня поразило такое его внимание ко всем даже самым незначительным деталям. Он вел себя как отец, отправляющий ребенка в школу.
Незабываемым был сам момент хиротонии. С каким вниманием и молитвенной сосредоточенностью Святейший служил и совершал таинство. Какие теплые слова он сказал после хиротонии. И с какой теплотой он и его будущий преемник на патриаршей кафедре, а тогда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, поздравляли друг друга после причастия: у меня сохранилась чудесная фотография, где два святителя беседуют с какой-то детской радостью в глазах и светлой и доброй улыбкой.
Самыми запоминающимися были не те торжественные службы с его участием, на которые съезжается почти весь епископат Русской Церкви, а те, в которых, кроме Святейшего, участвовало два или три архиерея. Тогда можно было увидеть его вблизи, постоять рядом с ним, проникнуться духом его молитвенного подвига. Святейший служил величественно, неспешно, все «тайные» молитвы читал вслух. Во время богослужения он полностью погружался в молитву, весь отдавался предстоянию престолу Божию.
Молюсь сегодня – и всегда – о упокоении его души.

Митрополит Иларион Алфеев

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий